Квалиа

by Квалиа

supported by
/
  • Streaming + Download

    Includes high-quality download in MP3, FLAC and more. Paying supporters also get unlimited streaming via the free Bandcamp app.

      name your price

     

1.
2.
3.
4.
02:15
5.

about

Каждое существо отлично от всех остальных. Его рождение, смерть и другие события жизни могут представлять интерес для других, но напрямую — лишь для него самого. Лишь оно одно рождается. Лишь оно одно умирает. Между разными существами пропасть, дискретность.

Ж. Батай

credits

released December 24, 2015

Виктор Олейник — гитара и духовые
Алексей Даниленко — бас
Александр Мазниченко — драм-машина, голос и стихи,
за исключением 1 — стихи Янки Дягилевой

Музыка и аранжировки — «Квалиа»

Сведение и мастеринг — Иван Бойко и Александр Мазниченко
Благодарим Сергея Кирякова, Дмитрия Комарова и Ивана Бойко за предоставленное оборудование

tags

license

all rights reserved

about

Квалиа Krasnoyarsk, Russia

contact / help

Contact Квалиа

Streaming and
Download help

Track Name: Ангедония
короткая спичка судьба возвращаться на Родину
по первому снегу по рыжей крови на тропе
жрать хвою прошлогоднюю горькую горькую горькую
на сбитый затылками лёд насыпать золотые пески

святые пустые места это в небо с моста
это давка на транспорт по горло забитый тоской
изначальный конец
голова не пролезает в стакан

а в восемь утра кровь из пальца анализ для граждан
осевшая грязь допустимый процент для работ
сырой беломор ёлки-палки дырявые валенки
ножи в голенищах и мелочь звенит звенит звенит

ангедония диагноз отсутствия радости
антивоенная армия антипожарный огонь
сатанеющий третьеклассник во взрослой пилотке
со звёздочкой
повесил щенка подрастает надёжный солдат
Track Name: Традиция
стыд стыд стыд
выход из проклятой провинции в острог катастроф
два года условно за нарушение правил игры маджонг
будущего нет будущее это сейчас

невесты закрывают рольставни усиленного безразличия
холодно ты никогда не сможешь вернуться обратно
никогда не сможешь вернуться
вообще

никаких знаний
противникам знания
осень харкает дождями
ржавое дерево впивается в податливую мякоть асфальта
традиционно

в предпредпредпоследний путь
отправляется последний
на изможденной влагой планете трамвай
томный женский голос
объявляет названия станций
улица завоевателей
проспект угнетения
площадь национального позора
гипермаркет алмаз

мега
икея
ашан

воспитанная жестокостью страсть
вступает в конфронтацию с трепетом наивного сознания
земля на губах и кровь в волосах
будущего нет будущее это сейчас
Track Name: Супердоум
стрелы дождя входят в дрожащую брусчатку как в хлеб
мякоть которого окрылённая одиночеством вдовушка
непроницаемые нейлоновые чулки
лицо матово-бледное словно осыпано солью

эстакада идёт волной под ногами
подошва искрит
годичная подшивка конспектов
правила выживания в любой из систем
корчится в луже
звучит гимн восходу чёрного солнца

требовательность надписей на стенах неправомерна
ревущее кантри ратуша гибнет в объятиях Катрины
тридцать шесть часов интенсивного страха
в городе где все происходит с кем-то другим
мне незнакомым
Track Name: Ружа
модус операнди лжесвидетельствующего восхода
послевкусие поцелуя синешапочного ифрита
объекту следует испытать удовольствие от падения

повсеместный тойотизм отсасывает кровь
из ран из луж из прогретых на солнце баков
в какой степени это законно если закона нет

требуха банальностей стремящихся обратно
скрытая в рафинаде камера фиксирует
руку на мокром месте обещаний и требований

после всего послевсё
Track Name: Гипнотизер
крылья были даны всем кроме Милтона Эриксона
покупающего самую дорогостоящую проститутку в мире
где некрофилия и право на самоубийство
куда популярнее здорового образа жизни
и выглаженных рубашек с хрустящими воротничками

пенни падают с небес голосом Бинга Кросби
пересмешник поёт до разрыва глотки
облицовка домов гниёт и исходит потом
от копоти города задыхается водитель
снегоуборочной машины в Виргинии

мифологизированный гуляка Джимми Волковер
надевает лакированные туфли и пускается в пляс

интернированная в бесконечно сжимающуюся реальность
Уайли отцеубийца в циклообразующей тюрьме
течения времени и непроизвольных реминисценций
осознавая свое случайное проникновение
как попрошайка терпеливо ждёт пробуждения
от обжигающего ладони холода грязных жемчужин
но некуда просыпаться